Библиограф - русские авторы. Выпуск 133



Мониторинг лучших Minecraft площадок fc77b9e6

От издателей к читателям


Издательство "Пупкин и микроба" приветствует всех сюда пришедших.
Предлагаем вашему вниманию Выпуск 0 из серии "Библиограф - русские авторы."

Уважаемые мамзельки, мадамки и ихние мужики - вы пришли на офигительно полезный сайт про книжки. Книжки русских, советских и антисоветских поэтов, драматургов, писателей и всех кто таковым себя почему-то считал (пусть и с ошибками).
Здесь публикуются фрагменты ихних творений. Вам стразу станет ясно - нужно тратить на это деньги.

Глава 265. Чабан Т. - Чекмаев С.

В этой главе опубликовано


Чабан Татьяна - С Ангелом И Бесом
Джекки Крепли, поджав ноги, сидела на кровати. Ее вещи были в беспорядке разбросаны по всей комнате, которая тонула в сизом дыме сигарет. Девушка курила одну сигарету за другой.

Это однообразное занятие буквально загипнотизировало ее, позволив на некоторое время отвлечься от всего происходящего вокруг, но скоро отчаяние полностью завладело сознанием Джекки.
Она долго сидела и смотрела в одну точку, пока постепенно не ощутила озноб и, одновременно, непреодолимое желание содрать с себя воспаленную кожу на лице и кистях рук.
Это началось несколько недель назад. В первое время Джекки надеялась, что легкое покраснение - результат чрезмерного курения. Она даже чуть не бросила эту вредную привычку.

Но дальше стало хуже. Перестали помогать примочки и отвары, красноту уже не скрывали пудра и тональный крем. В конце концов, Джекки решилась обратиться к врачу, но он прописал большое количество сомнительных лекарств и процедур, на которые у девушки не было денег.

Как это часто бывает, отсутствие денег делало решение проблемы практически невозможным. И все больше и больше Джекки пугала ее неизвестная болезнь, с которой она не умела бороться.
Раздался стук в дверь. Джекки вздрогнула и уронила сигарету на пол. Наклонившись, чтобы поднять ее, девушка почувствовала легкий приступ тошноты и ужасную усталость.

Ей не хотелось никого видеть, ни с кем разговаривать, было только одно желание - умереть и ни о чем больше не думать, исчезнуть, испариться, перестать существовать - что угодно, лишь бы только не жить в этом кошмаре.
Джекки усилием воли заставила себя встать и открыть дверь. Она даже не очень удивилась, что за дверью стоит отец, который редко навещал ее, особенно в последнее время.

Увидев дочь, он невольно вздрогнул и что-то пробормотал, а когда вошел в комнату, то вдруг выпучил глаза, как человек, попавший в безкислородную среду, и бросился открывать окно. Отдышавшись, отец пробурчал что-то вроде: "Ты с ума сошла! Это же смертельно опасно!

Откуда только деньги берутся?!", но так как не любил долгих приветствий, то сразу перешел к делу.
- Мне надо с тобой серьезно поговорить, - сказал он.
Джекки сразу поняла, что такая фраза, часто звучащая во всевозможных сериалах, не обещает ей ничего хорошего. Поэтому она обречено опустила голову и села на кровать.
- Я должен надолго уехать, Джекки, уладить кое-какие дела. С деньгами у меня сейчас не совсем... так скажем, не совсем хорошо, и я думаю, что тебе стоит больше времени уделить работе у Майкла. Тогда на следующий год, если накопишь нужную сумму, то, возможно, ты сможешь продолжить учебу...
- Папа, ты меня бросаешь?!!! - на глазах у девушки стояли слезы. - Что же мне делать? Я не могу даже выйти на улицу! Что со мной, папа?!

Что?!
И Джекки, бросившись на подушку, разрыдалась. Она всегда плакала беззвучно, и только вздрагивающие плечи выдавали ее.
- Ну, не надо, глупенькая! Майкл подыщет тебе что-нибудь подходящее, - мистер Крепли немного растерялся, и едва слышно пробормотал. - Это опять началось! Боже мой, что же делать?!
И поспешил уйти, потому что очень торопился.
Последние шесть лет Глен Крепли практически всегда жаловался на отсутствие финансов, поэтому Джекки уже давно покупала себе продукты на свою стипендию. Иногда отец выделял некоторую сумму на обучение и одежду дочери, но теперь, по всей видимости, был не в состоянии сделать даже это.
Джекки училась на третьем курсе финансово-экономического университета

Чабан Татьяна - С Ангелом И Бесом
Чавчавадзе Зураб - О 'русском Фашизме'
Чавчанидзе Д - Mirgofm
Чадаев Алексей - Диалог Первый, Гора, Диалоги С Теэтетом
Чайкин Андрей - Была Ли Атлантида, И Где Ее Искать
Чайковская Вера - Случай Из Практикума
Чаклин Александр - Замороженные Надежды
Чаковский Александр - Блокада (Книга 1)
Чаковский Александр - Блокада (Книга 2)
Чаковский Александр - Блокада (Книга 3)
Продолжение главы 265


Глава 266. Чекмарев В. - Черная Н.

В этой главе опубликовано


Черенков Павел - Белый Кот
17 января ни чем не закончилось для очередной попытки Льгота Петровича устроиться на работу, точнее сказать закончилось плохо, так как уже в сотый раз Льгот Петрович слышал одну и туже фразу мы свяжемся с вами.
Льгот Петрович, молодой человек 25 лет, в недалеком прошлом закончивший психологический факультет МГУ, ни как не мог найти работу, после громкого увольнения из одной крупной фирмы. Произошло это с полгода назад, когда молодой, подающий надежды психолог, посоветовал своему другу вложить деньги компании в акции небезызвестного российского медиа холдинга, чем было страшно недовольно руководство, и за что поплатился лишь Льгот Петрович.
Имя Льгот, было записано у него в паспорте, но сам Льгот Петрович Азенский, предпочитал называть себя Львом, хотя в условиях рыночной экономики имя Льгот, давало ему несколько раз шансы на успех, так как было образовано бабушкой от слова Льгота. Конечно же, Льгот Петрович натыкался на искреннее непонимание, неуважение, иногда сострадание, а иногда даже и зависть к своему имени, но все же мерился со своим именем, по вечерам гордился им, но с утра к нему всегда приходило разочарование.
Итак, вернемся к событиям 17 января, когда Льгот Петрович, уже обремененный долгами, без гроша в кармане, возвращался домой. Москва ничем не отличалась в этот пасмурный и суматошный день.

Машины все так же шумно гнали по садовому кольцу, а люди озабоченные своими проблемами быстро вышагивали по заснеженным улицам. Льготу Петровичу приходили в голову нехорошие мысли, в которых он представлял тупик своего положения, представлял, как будет продавать свою двухкомнатную квартиру по улице Гарибальди, даже представлял, как займет денег, купит пистолет и застрелиться. К другим способам самоубийства, молодой психолог был не готов, так как считал их более болезненными.
Он шел уже довольно долго, и свернул в какой-то переулочек, запруженный машинами неробкого десятка, и тут же, в отдалении, увидел вывеску Кафе Последний Приют. Повинуясь зову сердца и пятидесяти рублям - тем самым последним деньгам, которые у него остались, он, поставив на себе крест, зашел внутрь.

Это заведение невыгодно отличалось от всех, что раньше видел Льгот Петрович в центре Москвы. Небольшое помещение, в котором помещалось от силы 6-7 столов, было обставлено по-домашнему глупо. Приглушенный свет выдавал коричневатую отделку стен.

На одной из них, до сит пор красовалось поздравление с новым годом. Однако, несмотря на то, что, на первый взгляд, кафе производило впечатление деревенского бара; оно было совершенно заполнено до отказа людьми.

В основном это были бандиты средней руки, пара интеллигентных алкоголиков, группка женщин (видимо то же алкоголичек), и еще пара непримечательных индивидов. К Льготу Петровичу подошел охранник, и сказал, что мест нет, но если тот хочет посидеть, то может присоединиться к господину, сидевшему в одиночестве, за столиком в углу.

На вид это был ничем не примечательный, довольно спокойный мужчина, зрелого возраста. Сидел он, опершись щекой о кулак, и являл собой воплощение хладнокровия, спокойствия и безразличия. Льгот Петрович согласился и, после непродолжительной беседы охранника с будущим соседом Льгота Петровича по столу, сел

Чекмаев Сергей - Отпечаток
Чекмаев Сергей - Очевидец
Чекмаев Сергей - Панацея
Чекмаев Сергей - Пересечение
Чекмаев Сергей - Почти Картуазный Роман
Чекмаев Сергей - Прозрачный Паровозик С Белыми Колесами
Чекмаев Сергей - Свет Жизни
Чекмаев Сергей - Сон - Худшее Лекарство
Чекмаев Сергей - Спамфлет
Чекмаев Сергей - Спасибо, Мы Сами
Продолжение главы 266